Eng
Ваш город<br/>?
Нет
Да
Изменить город
×
Мои спецификации(0)
Дистрибьютор музыкальных инструментов, звукового, студийного и светового оборудования
Стать дилером

АРТИСТЫ VOX: ДЖОН АБЕРКРОМБИ

21.08.2012 Новости
 АРТИСТЫ VOX: ДЖОН АБЕРКРОМБИ | A&T Trade
Вот уже на протяжении нескольких десятков лет Джон Аберкромби (John Abercrombie) считается одним из самых передовых джазовых гитаристов мира, хотя на самом деле безоговорочно отнести творчество этого музыканта к категории джаза было бы несправедливым упрощением. Безусловно, джаз всегда был и остается сегодня основой стиля Джона, однако более правильно охарактеризовать этого музыканта как выдающегося экспериментатора с исключительно широким музыкальным кругозором. Играет ли он с органным трио с участием таких грандов, как Дэйв Холланд, Пит Эрскин и Джон Скофилд, или работает в дуэте с Ральфом Таунером, — в любом случае вы легко узнаете артикулированный, четкий, фирменный стиль Джона. Джон согласился немного поговорить с нами о своем исполнительском искусстве, о гитарах VOX и планах на будущее в музыкальной карьере.

VOX: Как-то раз ты сказал, что импровизация для тебя — это сочинение музыки в реальном времени. Ты высоко ценишь взаимопонимание между музыкантами, атмосферу в студии, когда «следуешь» за партиями других музыкантов. Учитывая фантастическое разнообразие стилей проектов, в которых ты принимаешь участие — насколько твой подход видоизменяется в зависимости от того или иного музыкального коллектива?

Джон: Мой подход не изменяется при смене ансамбля, по крайней мере радикально. Тем не менее, я слушаю очень внимательно и стараюсь органично вписаться в саунд коллектива. Для меня это наиболее важный момент. Я также стараюсь музыкально взаимодействовать с другими музыкантами, стараюсь музыкально «отвечать», а не просто играть что-то там «поверх».

VOX: Однажды у тебя был сейшн с Ральфом Таунером, на который ты буквально соскочил с поезда из Нью-Йорка, а Ральф только что вернулся из Австрии. Ни одной репетиции, никакой предварительно составленной программы, и даже никакого предварительного разогрева. И при этом в этот вечер вы всех просто порвали. Удивительно! Как ты готовишься к ситуациям, когда приходится импровизировать практически 100% времени? Что за секретные навыки саморедактирования со скоростью света, которые позволяют тебе создавать такие полноценные песни «из ничего»?

Джон: Ну, концерт с Ральфом Таунером не был целиком сымпровизирован. И вообще не бывает таких концертов. Что мы делали — просто исполняли пьесы, которые когда-то до этого уже играли, ну и время от времени просто позволяли музыке просто «плыть по течению». В общем, всегда работаешь с пьесами, у которых есть некая форма, а уже поверх этой структуры накладывается импровизация. Но, конечно, всегда есть место и для импровизации более полной, такой, о какой вы говорите.

VOX: Ты очень много работаешь, чтобы раскрыть потенциал практически каждой сыгранной ноты. Твоя работа с динамикой, со звукоизвлечением, с тембровыми красками заставляют гитару звучать потрясающе выразительно. Считаешь ли ты, что каждая индивидуальная гитара «разговаривает» с тобой и раскрывает свой собственный уникальный голос?

Джон: Конечно, каждая гитара в какой-то степени влияет на мое исполнение, однако динамика, нюансы тембра и прочее — это просто часть музыки, не более, ни менее. Без этих элементов теряется выразительность, и музыка начинает звучать «плоско», безжизненно.

VOX: Что бы ты посоветовал гитаристам, у которых дело дошло до поиска гитары, которая позволит им, наконец, найти собственный неповторимый звук инструмента?

Джон: Я считаю, что свой собственный звук, как вы говорите, приходит только спустя годы игры. Освоение инструмента, как и построение собственного музыкального языка — это очень медленный процесс.
Если говорить о какой-то конкретной индивидуальной гитаре, достаточно, если она подходит под тот звук и тот музыкальный язык, который близок исполнителю. Что касается меня, я люблю небольшие и среднего размера грифы, тонкие струны, мало движения и так далее. Конечно, собственно звук гитары также играет существенную роль, однако для себя я открыл, что я могу делать то, что слышу внутри себя, на самых разных инструментах — лишь бы этот инструмент был для меня комфортным.

VOX: За прошедшие годы ты перепробовал большое количество гитар. Что ты можешь рассказать о выразительных возможностях твоих гитар VOX Virage?

Джон: VOX Virage очень хорошо подходят для меня как раз в силу причин, о которых я только что упоминал. Гриф как раз того размера и формы, которые я люблю, размеры и вес корпуса тоже очень комфортные. Как мне кажется, один вырез f-образной формы добавляет звуку чуть-чуть открытости, что создает очень приятное впечатление.

VOX: У гитар VOX Virage уникальный механизм переключения датчиков, позволяющий получать широчайший диапазон тембров — от яркого, хрустящего чистого звука до необузданного, жирного соло. Как ты действуешь во время поиска нужного звучания? Это метод проб и ошибок или же ты сразу понимаешь, на одном пресете, что «вот это самое оно и есть»?

Джон: В основном я использую режимы Neck Lead или Bridge Lead. Иногда, но реже, использую средний датчик. В любом случае, все вышеперечисленное работает, и хорошо.

VOX: Гитары VOX Virage уникальны во многих отношениях, в том числе это одни из немногих гитар с полуакустическим корпусом, выполненные из цельных кусков древесины, что существенно влияет на звук и отклик инструмента. Внутренние пружины Tone Bars позволяют корпусу вибрировать совершенно свободно без возникновения проблем с акустической обратной связью. Какие именно модели ты используешь сейчас и каким образом та или иная порода дерева влияет на звучание гитары?

Джон: В настоящее время я играю на гитаре VOX Virage с одним вырезом, причем вся гитара сделана из махагони. Мне чертовски нравится теплота и сустейн, которые предлагает именно эта модель.

VOX: Твое сорокалетнее сотрудничество с известной звукозаписывающей компанией ECM в итоге привело к появлению на свет нескольких совершенно сногсшибательных альбомов. Принимая во внимание твой насыщенный гастрольный график, какие у тебя планы на следующие записи и на следующие работы вживую?

Джон: Самая последняя моя запись на ECM называется Within a Song, там принимали участие Джо Ловано, Джои Бэрон и Дрю Гресс. Это намного более традиционная джазовая запись, в отличие от тех записей, которые я делал не так давно. В Европе этот альбом уже вышел, а здесь он выйдет в конце июля. В августе я буду с той же группой играть пять вечеров подряд в клубе Birdland в Нью-Йорке. В начале ноября у меня будет тур по Европе с той же самой ритм-секцией, но вместо Ловано на саксофоне будет работать Билли Дрюиз.