Дистрибьютор музыкальных инструментов, звукового, студийного и светового оборудования
Стать дилером

Гэри Хасбэнд. Артист Tama.

17.03.2020 Новости
Гэри Хасбэнд. Артист Tama. | A&T Trade

Что вдохновило тебя начать играть на барабанах?

Я начал осознавать сильное влечение к игре на барабанах, когда был ребенком, посещая записи Northern Dance Orchestra - биг-бэнда Би-би-си, в котором играл мой отец, в Манчестере. Барабанщика звали Боб Тернер, и он создавал пульсацию с настоящей элегантностью, большой страстью, невероятным зарядом и энергией, очень классно свинговал. Это было очень вдохновляюще, и казалось, что Боб был похож на человека, стоящего у руля всего этого. Мне тогда было лет семь-восемь, и я уже изучал классическое фортепиано и теорию музыки. Помню, что смотрел очень много вдохновляющих передач по телевизору, и люди, которые произвели на меня самое глубокое впечатление, были Митч Митчелл с Джими Хендриксом, Сонни Пейн с группой Гарри Джеймса, Кит Мун, конечно же Бадди Рич, Билли Кобэм и особенно Джон фон Олен с оркестром Стэна Кентона в 1972 году. В этот момент моего юного возраста у меня также было сильное желание стать гонщиком, и, возможно, где-то в параллельной реальности я бы им стал, но музыка проявляла себя как единственная полностью доминирующая сила в моей бурно развивающейся жизни. Я был одержим ею и до сих пор одержим. Речь идет о мощной силе того, что вы можете сказать, о том, какие чувства вы можете вызвать. Так было в самом начале, и продолжается до сих пор.


Каковы были ваши основные цели в детстве, когда вы учились своему ремеслу? 

Я понимал, что должен добиться полного контроля игры на барабанах, чтобы иметь возможность делать то, что мне дико хотелось, но я был нетерпелив. Все, что я хотел делать в тот момент, это играть вместе с записями и получить возможность играть с группой как можно скорее. Я выучил основы – все рудименты, но дело было в том, что я уже прошел через годы интенсивного академического обучения по классу фортепиано, и в этом молодом возрасте во мне проснулся бунтарских дух. Мне нужен был выход для какой-то части этой энергии и драйва, я ощущал большую потребность в этом, и хотел, во что бы то ни стало, реализовать свой потенциал. И барабаны были именно тем, что мне было нужно. Многие из, так скажем, «тонких настроек» появились позже благодаря помощи различных (и многих) учителей и опытных музыкантов. В конечном счете, конечно, именно вы являетесь большим всемогущим безжалостным судьей, кто реально может изменить все, и для этого вам действительно нужно хотеть постоянно прогрессировать и совершенствоваться. Факт состоит в том, что через несколько секунд после того, как вы сядете и начнете играть, вы сразу же понимаете, в чем состоит ваша слабость - будь то проблема координации, времени, артикуляции или что-то еще. Это так же очевидно, как свет, всего за несколько секунд! Так мы быстро можем узнать, над чем нужно поработать, и если это достаточно важно для нас, мы сделаем эту работу.


Как вы подошли к своему собственному развитию?

Нырнув в самые глубины! Как только я смог уйти из школы, почти шестнадцатилетний, я присоединился к гастролирующему биг-бэнду (оркестру Сида Лоуренса) и должен был взять на себя ответственность не только как барабанщик, но и во всех аспектах, и на разных уровнях жизни. Люди зависели от меня - не только от того, как я играю, но и буквально от того, появлюсь ли я на выступлении, потому что у нас не было тогда своего турового автобуса, и все сами добирались до площадок! Я провел много исследований и изучил барабанщиков биг-бэндов 40-х, 50-х и 60-х годов, главным образом пробуя подражать каждому из них. Я хорошо знал ноты и мог читать с листа, так что единственная проблема, с которой мне пришлось столкнуться – это нервозность (ну, и парой хулиганов в группе), как правило, я сидел в середине оркестра на сцене. Я справлялся не так уж и плохо, и, конечно, мне помогло то, что я в конце концов нашел в себе силы и стал более сосредоточенным.

Вы все еще ставите перед собой цели сегодня?

О, конечно. Вот в чем суть развития. Любой вид прогресса возникает от целей. Я был благословлен возможностями, которые позволяют мне путешествовать во всех видах музыкальных сфер на протяжении всей моей карьеры барабанщика...и клавишника тоже, должен добавить. В каждом конкретном случае была очень конкретная цель, и она заключается в том, чтобы добраться до сути вашего дела – это нужно прежде всего для музыки, затем уже для музыкантов, с которыми вы играете, ну и конечно же для удовольствия слушателей. Многое нужно сделать для этого, нужно быть открытым, иметь желание и хотеть быть вовлеченным во все эти процессы. Если у вас есть желание и вдохновение, вы получите большие возможности для самореализации, все ваши музыкальные цели будут достижимы! Я лично рекомендую быть универсальным и гибким в плане подхода к общению с людьми, особенно в наши дни. Жизнь может стать очень и очень опасной, если вы не способны адаптироваться к изменениям и не будете хорошо подготовлены. Просто так оно и есть. Например, что происходит в моей карьере прямо сейчас? Я участвую в шоу и записи с креативным европейским джазовым трио, блюз-роковый коллектив с Робином Трауэром и Джеком Брюсом, живые выступления с группой Level 42, работа с биг-бэндом NDR Big Band в Гамбурге, также я был в туре с Элом Жарро, снова вернулся немного поиграть с Алланом Холдсвортом. Это в дополнение к тому, что я сейчас играю на клавишах с Джоном Маклафлином, плюс много моих собственных сольных проектов. Речь идет о стремлении, и что касается целей, то их просто множество, я постоянно ставлю новые цели во всех сферах своей жизни.

 

Что стало поворотным моментом в вашей карьере?

Было много классных моментов, и все они имели разные причины. В творческом плане очень большое значение имела встреча с Алланом Холдсвортом, потому что он действительно освободил меня от предрассудков и потребовал, чтобы я вышел на новый уровень игры. Мне нужно было многое найти в себе, воспитать и сформировать в музыкальном плане. Мне было девятнадцать, когда мы начали работать вместе. Я чертовски много с ним развивался, как барабанщик, как импровизатор и как музыкант в целом.

 

Что было самым сложным в вашей карьере? Я думаю, что у меня было настоящее, если можно так сказать, изобилие трудных моментов, препятствий и проблем, и, вероятно, это своего рода искусство, уметь справляться с трудными моментами в жизни. Я глубоко убежден, что это невероятно полезно для музыки. Неопределенность будущего и все остальные трудности. Нужно научиться держать удар! Да, я это просто обожаю! Есть более трудные школы жизни - например, быть солдатом.

 

Вы когда-нибудь страдали от страха или неуверенности?

О да. Я действительно страдал двенадцать лет от обсессивно-компульсивного расстройства, так что да, у меня было немного страха, с которым мне пришлось справиться. Неуверенность, к счастью, не была слишком большой проблемой для меня. У меня никогда по-настоящему не было проблем с этим, за исключением моей бурной юности.

 

Как вы справляетесь с нервами?

Я стараюсь, как можно лучше, подготовиться, во всех возможных аспектах. Я страдаю довольно суровой самокритикой, так что подготовка для меня - это серьезное требование. Бывает иногда я позволяю себе выпить одно пиво перед шоу. Но в зависимости от того, что это за шоу, может случиться так, что пиво может не сработать так, как вам нужно. Глубокое дыхание хорошо помогает во время приступов паники, которые иногда возникают в самом начале выступления. Я стараюсь пережить эти моменты, успокаиваю свои нервы, а затем все идет, как по маслу. Но я не специалист в таких делах. Я просто пытаюсь с этим справиться.

 

Как вы мысленно готовитесь к большому выступлению?

Ну, опять же, я думаю, что уверенность приходит от подготовки. Кроме того, я стараюсь заранее не думать о выступлении слишком много, чтобы не увязнуть в беспокойстве и панике. Одна из вещей, которая действительно приносит мне пользу, - это хорошая прогулка перед выступлением.

 

Как сохранить мотивацию и вдохновение? 

О, это совсем не трудно для меня. Сама жизнь вдохновляет и мотивирует. Посмотрите в глаза того, кого вы любите, или маленького ребенка, или собаку, или на лицо старой женщины, которую вы можете увидеть где-нибудь на улице, и в ее лице вы можете увидеть все, через что она прошла в своей жизни. Что еще… ну, я также слушаю много музыки, и я люблю слушать игру потрясающих музыкантов. В музыкальном плане могу сказать то, что мне нравится играть жестко. Я люблю взаимодействие инструментов на сцене, и я получаю огромную мотивацию, наблюдая за этим. Я ставлю перед собой все новые и новые вызовы, в музыке. Что касается вдохновения, даже не знаю. Я постоянно его чувствую, и если я подавлен, то гарантирую, отличный фильм или что-то подобное обязательно поднимет мне настроение. Я чувствую вдохновение, просто будучи живым. Оно довольно легко трансформируется в художественный импульс. Наверное, мне очень повезло.

 

Нашли ли вы какие-нибудь уникальные способы играть лучше?

Даже не знаю. Я много общался с разными музыкантами моего поколения, так вот они считают, что сейчас они играют не лучше, чем двадцать или около того лет назад. Честно говоря, я этого не чувствую. Думаю, что я действительно делал правильные шаги на протяжении всей своей карьеры. Сейчас я более уверен в своем чувстве времени как барабанщик, и я также чувствую, что в общем музыкальном смысле, моя «поэзия» стала лучше. Насколько я понимаю, все развивается неплохо. Мне не очень нравится слушать мои старые выступления, хотя есть некоторые очень даже неплохие.

 

Как вы думаете, как стать великим музыкантом?

Чувствительность, уверенность, доброжелательное отношение, но в то же время и обладание духом воина - все это сделает вас великим. А также любовь и честность.