Eng
Ваш город<br/>?
Нет
Да
Изменить город
×
Дистрибьютор музыкальных инструментов, звукового, студийного и светового оборудования
Стать дилером

История коллаборации Стива Вая и Ibanez

10.10.2019 Новости
История коллаборации Стива Вая и Ibanez | A&T Trade

В конце 80-х самой популярной гитарой в мире был суперстрат, а среди гитарных брендов доминировал Kramer, которому удалось заполучить в свои артисты такую звёздную величину как Эдди Ван Хален. Ibanez, в свою очередь, тоже пытались попасть в клуб производителей суперстратов, но без особого успеха. Их бизнес переживал не самые лучшие времена: несмотря на то, что среди своих артистов они имели таких талантливых гитаристов как Боб Вейр, Стив Люкатер или Аллан Холдсуорт, никто из них не был всемирно известным рок-идолом.

Директор американского офиса Hoshino USA Йошики Хошино, любивший называть себя просто Джо, предложил найти своего Эдди Ван Халена для Ibanez. На одном из собраний Джо спросил своих коллег, кто, став артистом Ibanez, смог бы представлять компанию и оказать значительное влияние на рынок. Тогда коллеги Джо практически единогласно ответили, что этим человеком мог бы стать Стив Вай. Джо, впечатлившись таким единогласным ответом, дал задание разыскать Стива Вая, и сделать всё, что угодно, лишь бы он согласился работать с Ibanez.

Популярность Стива, гитариста с выдающимися музыкальными способностями, в то время набирала обороты. Его техничности не было равных: он использовал в своей игре дайв-бомбы, fast-picking flurries, тэппинг, шумы, noises, feedback и преподносил это всё как шоу. Расцвет его карьеры пришёлся на начало 80-х, когда он, будучи 20-летним парнем, присоединился в туре к самому Франку Заппе. Свой первый сольный альбом, Flex-Able, он выпустил в 1984 году, и в том же году он заменил Ингви Мальмстина в группе Alcatrazz.


1005x558_20170605143521f591c7e47f.jpg


Позже в 1985 году Вай присоединился к группе бывшего вокалиста Van Halen Дэвина Ли Рота вместе с бас-гитаристом Билли Шихэном и барабанщиком Греггом Биссонеттом. Френк Заппа в свою очередь признавался, что, по его мнению, Стив делал всё, о чём Эдди Ван Хален мог только мечтать.

Играя с Френком Заппой, Стив усвоил для себя одну важную вещь: «Я осознал, что моя музыка не должна быть ограничена теми гитарами, которые люди производят и продают в магазинах», - вспоминает Вай, добавляя, что Френк взял бы гитару и использовал бы её на полную катушку, пока та не начала бы молить о пощаде. «Потом он бы позвонил компании-производителю, - продолжает Стив, - и сказал бы, мол, хорошо, но вы можете сделать что-нибудь, чтобы она звучала вот так и вот так? Он делал так и с гитарами, и с педалями, Френк всегда фонтанировал всевозможными идеями, но и развлекаться не забывал».

Вскоре и Стив начал задумываться о своих гитарах. Когда он пришёл к Заппе, у него был Fender Stratocaster Natural 1976 года: Вай любил эту гитару за её вибрато, но ненавидел за её звук. Он хотел инструмент с большим количеством ладов, двусторонним тремоло и хамбакерами. Присоединившись к Alcatrazz в 84-м Стив нанёс визит Гроверу Джексону, который сделал ему Charvel в форме стратокастера, но с хамбакерами. «Для меня это был судьбоносный день, - признаётся Стив. – Это был тот инструмент, который я хотел. Но, с другой стороны, было ещё столько всего, что я мечтал поменять в гитаре!».

Суперстрат Charvel Green Meanie стал своего рода опытным образцом для Стива. Он добавил сингл между двумя хамбакерами и пятипозиционный переключатель датчиков. Вай также хотел, чтобы тремоло система на этой модели могла подниматься выше, чем обычно, и, поняв, что для этого нужно избавиться от дерева за бриджем, попросил своего гитарного техника выскоблить пространство напильником. Одним из первых треков, на котором можно услышать новую тремоло систему в действии стал The Attitude Song с его сольного альбома Flex-Able.   

После того, как Стив присоединился к Ли Роту, они засели в студии в начале 1986 года записывать свой дебютный альбом, а в августе того же года сыграли свой первый концерт в США, открыв им тур, который продолжался без остановок до февраля 1987 года. С собой в тур Вай взял 9 гитар: Charvel Green Meanie, которая была его основным инструментом, Tom Anderson Custom, жёлтый Jackson Custom Soloist, две кастомные гитары, выполненные другом Стива Джо Деспагни – Flame и Lightning Bolt – и четыре гитары Performance, собранные в Performance Guitar в Голливуде. 


1987_Ibanez_Leaflet_MAXXAS-791x1024.jpgОдному из сотрудников Ibanez, Ричу Ласнеру удалось договориться, чтобы Стив попробовал поиграть на их гитаре на шоу в Нью Йорке в конце сентября 1986 года. Та гитара представляла собой протопил Ibanez Maxxas: Рич считал, что эта модель достаточно отличается от всех остальных инструментов, чтобы удивить Стива и подогреть его интерес к бренду. Перед саундчеком Стив подключил гитару к своему усилителю, и оказалось, что полуакустическая Maxxas имеет страшный фидбэк. На этом Ibanez пришлось вернуться к разработке инструмента вновь.

«Может быть, сделать цельнокорпусную Maxxas?» - подумали они. В конце 1986 года цельнокорпусная модель была готова, а кому-то из сотрудников удалось раздобыть телефон родителей Стива. Рич позвонил им и сказал, что он хотел бы прислать их сыну новую гитару. «Я сказал, что ни в коем случае не хотел бы нарушать их семейное спокойствие, - говорит Рич, - но уточнил, могу ли я отправить гитару в подарочной упаковке, чтобы они просто положили её под ёлку в качестве рождественского подарка и сказали, что это от нас».

Их телефонный разговор закончился на позитивной ноте. «Мы раскрасили наш цельнокорпусной Maxxas в розовый, зелёный и белый, стилизовав покрытие под змеиную кожу, упаковали её в симпатичную рождественскую упаковку и отправили Фидексом домой родителям», - вспоминает Рич.

На следующий день после Рождества Стив позвонил Ричу. «Хорошо, - сказал тот, - вам удалось привлечь моё внимание, чего вы хотите?». Рич ответил, что они очень хотели бы разработать модель гитары совместно с ним. Стив смягчился: «Ладно, - сказал он, - как насчёт попробовать кое-что новое?».

По окончанию долгого тура в феврале 1987 года Стив прикинул, что стало с теми инструментами, которые он взял с собой. Charvel понёс серьёзные потери: его тремоло система сломалась во время саундчека в фешенебельном Madison Square Garden, а на другом выступлении он просто перестал звучать. На последнем шоу тура Performance Playboy сломался прямо на сцене, после чего Стив вместе с Билли Шихэном окончательно разбили его в бекстейдже.

Стив связался с Ibanez и сказал, что ему было интересно попробовать их тогдашнюю свежую разработку – SDR1000 – цифровой стерео дилей. Рич счёл это отличной возможностью завезти ему пару штук и заодно поговорить про гитары.

Стив рассказал, что у него есть несколько гитар – у одной ему нравится корпус, у другой – гриф, у третьей – лады, у четвёртой – звукосниматели, но он не был на сто процентов доволен ни одной из них. Риф предложил Стиву описать, что конкретно ему нравится в каждой из его гитар, а потом прислать эти заметки в офис Ibanez, чтобы они смогли сделать ему инструмент, который будет сочетать в себе всё это.

Через неделю в офис Ibanez прислали гитары: Tom Anderson, Charvel и Performance, к каждой из них были приклеены заметки Стива, «на этой классный гриф» и всё в том же духе. «Ему нравился гриф Anderson, - вспоминает Рич, - скос под левую руку и вырез на Charvel, а у Performance была ручка в корпусе, которую он хотел повторить в своём новом инструменте».

«После того, как я присоединился к Ли Роту, - говорит Стив, - и после того, как вышел “Eat ‘Em And Smile” и фильм “Crossroads”, как вы понимаете, все гитарные компании хотели, чтобы я играл на их инструментах. Обычная реклама в журнале не будет столь же эффективной, как то, что на ваших инструментах играет какая-нибудь звезда. Поэтому они все звонили мне».

Стив вспоминает, что отправил спецификации и изображения гитары, которую он хотел, в пять или шесть других компаний, которые также предлагали ему сделать инструмент, включая Yamaha и Kramer. Однако, то, что они в итоге прислали Стиву было совершенно не похоже на то, что он просил.

«Ibanez понадобилось всего 3 недели, чтобы сделать именно ту гитару, которую я хотел, - говорит он. – Честно говоря, она была даже лучше, чем я хотел».

У Ibanez были свои причины сделать всё так быстро. Рич Ласнер и его коллега Билл Рейм понимали, что смогут представить подписную модель Стива Вая на грядущей летней выставке NAMM Show. Стив был именно тем человеком, которого они хотели видеть в качестве нового лица компании. Учитывая то, что их бизнес всё ещё переживал не лучшие времена, Ibanez нужны были новые, будоражащие воображение гитары чем быстрее, тем лучше.

 Рич привёл Стиву два прототипа JEM. Когда он отдал Стиву первую, тот не стал на ней     играть, он просто разобрал её на части.

«Стив сказал, что он делает это с каждой гитарой, - говорит Рич. – Он объяснил мне, что ему действительно интересно узнать, как работает эта гитара. Позже он собрал её обратно и воскликнул: «Знаешь, это чертовски хорошая гитара!». Он сказал, что она была очень хорошо сделана. Стив разобрал вторую гитару и пришёл к выводу, что и она была сделана прекрасно. Одну гитару мы оставили ему и одну забрали в магазин. Те прототипы на 90 процентов совпадали с тем, что мы в итоге пустили в производство, не хватало только визуальных изменений».   

Летняя выставка NAMM Show 1987 года проходила в Чикаго, и люди с интересом толпились около стенда Ibanez. «Что же они там прячут под этой большой чёрной простынёй, которую стережет охранник?» - думали они. В конце концов, пришло время показать общественности, что же было скрыто от их любопытных глаз. Это, конечно, стало самой обсуждаемой новостью на выставке, а у стенда Ibanez было просто не протолкнуться.

«Ребята из Kramer, которые здорово портили нам жизнь последние годы с Ван Халеном, тоже пришли посмотреть, - вспоминает Рич Ласнер. – Они стояли у нашего стенда со скрещенными руками, не понимая, что вообще происходит. Мы откинули завесу, а под ней находился огромный плакат Стива Вая, играющего на JEM. Я посмотрел на людей из Kramer: их челюсти были просто на полу, а потом они ушли. Для меня это было что-то вроде «Вау! Мы реально сделали это!».

JEM обладала уникальной спецификацией и не была похожа ни на одну из существующих электрогитар. У нас было три варианта яркой, флуоресцентной расцветки корпуса и контрастных звукоснимателей и регуляторов. Корпус из липы представлял собой удлиненный страт с острыми рогами и вырезом-ручкой, получившей название Monkey Grip. Название Monkey Grip было заимствовано из терминологии верховой езды, где monkey – это ручка, присоединенная к сидению, за которую всадник может держаться, когда лошадь идёт очень быстро.

Тремоло система Ibanez Edge имела за бриджем борозды, благодаря которым расширялся диапазон её движения. Яркие звукосниматели Dimarzio имели достаточно редкую в то время конфигурацию хамбакер-сингл-хамбакер. Кленовый гриф был выполнен в духе тонкого грифа Ibanez, однако он был немного толще, чем обычно, и имел скошенную пятку. Накладка на гриф была также выполнена из клёна и имела отличительную инкрустацию ладов в виде исчезающей пирамиды. Мензура инструмента – 25.5”, 24 лада, скаллопированные с 21-го, на что Стива вдохновил Билли Шихэн со своим басом Yamaha.


388541b6b56cf809b64b13b7ac0c8e9b.jpg 

 

Серийный выпуск модели JEM начался в 1987 году в трёх цветовых вариантах: лимитированная модель JEM777LG в цвете Loch Ness Green стоила 1590 долларов, в то время как обычные модели JEM777 в цветах Desert Sun Yellow и Shocking Pink стоили 1299 долларов каждая. Эти модели вообще-то не были дешёвыми. Gibson Les Paul Standard в то время стоил около 1000 долларов, а Fender American Standard – около 650 долларов. Но, несмотря на это, все 777 штук лимитированной модели в зелёном цвете разошлись очень быстро. «Их тут же не стало, - улыбается Рич. – Модель JEM была успешной с первого дня её продаж, это просто удивительно».

Но у Ibanez был ещё один козырь в рукаве: тем же летом они выпустили новую модель RG550, которая, вероятно, была немного недооценена из-за всего этого шума вокруг Стива и JEM. Однако, позже окажется, что эта модель имела даже большее значение в истории Ibanez.

Новая RG (не путать с ранними версиями RG) была практически идентична JEM, за исключением ярких цветов, инкрустации, ручки и скаллопированных ладов. Стив со своей JEM был маяком, который притягивал всеобщее внимание к Ibanez, но различные модели RG, которые последовали позже, были огнями, которые сияли ярко и уверенно каждый день.

В последующие годы Ibanez выпустили много различных вариантов JEM. Сам Стив безумно рад продолжающемуся на протяжении более 30 лет успеху JEM. «Мои фанаты, и коллекционеры, и люди, которым нужна хорошая гитара – все они покупают JEM, - говорит он. – И я не хочу играть ни на чём другом. До сего дня я использую JEM, потому что нет более удобной гитары. Ну, знаете, это что-то вроде того, что я люблю бывать в Нью Йорке или в Напе, но нет места лучше дома».