Дистрибьютор музыкальных инструментов, звукового, студийного и светового оборудования
Стать дилером

Рэй Сухи: «С Ibanez RG я откатал дэт-метал тур, а спустя несколько месяцев записал джазовый альбом на той же гитаре!»

12.04.2021 Новости
Рэй Сухи: «С Ibanez RG я откатал дэт-метал тур, а спустя несколько месяцев записал джазовый альбом на той же гитаре!»  | A&T Trade

На сцене с Six Feet Under Рэй Сухи – сама скорость и громкость, выдающая гитарные рифы, созданные, чтобы заставить ваши уши кровоточить. В то же время, в рамках своего джазового квартета он с удовольствием наигрывает приятные мелодии на чистом звуке. В представлении Сухи, это – две стороны одной монеты.

“Transcendent” – второй альбом джазового проекта Рэя Сухи и Льюиса Портера, вышедший в 2020-м году. Помимо Сухи и джазового гитариста Портера на альбоме можно услышать Брэда Джонса (Ornette Coleman, Elvin Jones) и барабанщика Руди Ройстона (Bill Frisell, Ravi Coltrane). Альбом примечателен тем, что был записан в студии за шесть часов, без предварительных репетиций. Великолепные музыканты смогли показать великолепный результат.

Рэй Сухи рос в Биддефорде, штат Мэн, на классическом роке 70-х, который ему открыла его мать. Он играл на басу в школьной группе, а затем начал самостоятельно учиться играть на гитаре по книгам с табулатурами. К тому моменту, как Рэй поступил в Музыкальный Колледж Беркли, его музыкальные вкусы заметно расширились, и на первое место вышел джаз: его любимыми музыкантами стали Джон Колтрейн, Майлс Дейвис и Джордж Бенсон. Окончив Беркли он на протяжении нескольких лет брал уроки у знаменитого пианиста и преподавателя Чарли Банакоса.

Рэй работал в гитарном магазине в Мэне, когда он встретил джазового саксофониста Аллена Лоу. Любовь к джазу сделала их хорошими друзьями, и вскоре Лоу начал приглашать Сухи на сессионные записи в Нью Йорке, где Рэй познакомился с Льюисом Портером.   

Список групп, в которых играет Сухи, достаточно широк, и включает в себя Cannabis Corpse, The Baltic Sea и East Of The Wall. В прошлом году Six Feet Under с его участием представили новый альбом.

Чем второй альбом – «Transcendent» – отличается от вашего первого альбома – «Longing»?

«Longing» был первым джазовым альбомом, который состоял из моих песен и песен Льюиса Портера. У меня было представление о том, каким должен быть альбом, и я практически воплотил его в жизнь, но осталось достаточное количество вещей, которые не до конца получились. Он не стал тем альбомом, каким был в моём представлении. Мы сыграли несколько концертов в его поддержку, и затем я вернулся в мир метал музыки для туров.  

Я не мог оставить идею о создании ещё одного альбома, и когда у меня появилось время, я снова начал писать. Я хотел, чтобы следующий альбом получился более целостным, более эмоциональным, более атмосферным. «Longing» получился немного резким и агрессивным, и я хотел, чтобы «Transcendent» стал более душевным. Я написал, кажется, тринадцать треков, из которых мы взяли шесть, и ещё три песни написал Льюис.     

Что по твоему мнению у тебя не получилось на «Longing»?

Моя главная цель всегда – качественное звучание и создание особенной атмосферы при помощи музыки – чтобы она захватывала и уносила тебя, а с «Longing» этого не получилось.

Джон Колтрейн оказал огромное влияние на мою жизнь. Дух его музыки всегда вдохновлял меня, поэтому, когда мы начали писать новый альбом, я постарался обратить на это особенное внимание. И, честно говоря, я немного поработал над своей техникой, чтобы получить то звучание, которое я хотел. Я всё ещё работаю над этим, но то, что получилось на «Transcendent» уже определенно ближе к тому, что я хотел.

Что ты делал, чтобы получить звучание, которое, как ты считаешь, у тебя не получилось раньше?

Я всегда ищу какие-то новые фишки, которые можно добавить к моей технике. Каждый день стараюсь учиться чему-то новому. Это – большая часть меня и большая часть моего музыкального успеха. Мне нужно заниматься каждый день и каждый день искать какие-то новые приёмы.

Сложно объяснить, но мне кажется, что на «Longing» я играю недостаточно чётко. Альбом не кажется целостным. Я работал над техникой, и над мелодией, и над гармонией, но в общем миксе получилось не то, что я хотел. Поэтому мне пришлось пересмотреть свои взгляды на вещи и посвятить больше внимания ритмической составляющей, чтобы все части были чётко связаны друг с другом, но, с другой стороны, в музыке оставалось ощущение свободы.

Я всегда стараюсь писать мелодичные песни, чтобы в них были какие-то фишки, которые цепляют слушателя, даже если это какая-то импровизация. Но мне кажется, что я немного переборщил с этим на предыдущем альбоме, поэтому на «Transcendent» я старался достичь баланса и разбавить насыщенные куски какими-то мелодиями.

В основном я работал над этим: иногда, когда ты играешь музыку, ты отвлекаешься, и тут вступает твоё эго, нашёптывая: «О, здесь нужно сыграть нечто особенно впечатляющее». Когда это происходит, ты практически всегда теряешь мысль, которую старался донести, поэтому важно оставаться сконцентрированным.

Lk67KgWzUEtBh5jhLynkFm.jpg

Расскажи об инструментах, которые ты использовал для своего проекта и для Six Feet Under

Когда люди думают о джазовых инструментах, они обычно представляю себе полуакустические гитары, которые, конечно, мне тоже очень нравятся, и, наверное, однажды я буду играть и на таких. Но сейчас мне удобнее использовать другой тип, коль скоро я могу получить на других гитарах нужное мне звучание.

Во время записи «Transcendent» я использовал Ibanez RG, а за несколько месяцев до этого я играл на ней дэт-метал во время тура по Европе с Six Feet Under. У меня нет кучи разных гитар, у меня есть 4 разных модели Ibanez, на которых я играю, и, по большей части, это – всё. Я пробовал и другие бренды, но все они не подошли мне, у меня не получалось получить нужное мне звучание на тех гитарах. Пару лет назад я был на выставке NAMM, я попробовал поиграть на Ibanez и тут же подумал: «Вот это да!». Профиль грифа, звучание, комфорт во время игры – я сразу почувствовал, что это – мой инструмент. Так я и купил пару первых Ibanez. Я очень их люблю. Они помогают мне делать то, что я делаю, намного легче. Мне очень нравятся гитары с корпусом из красного дерева, это – моя любимая древесина. И ещё мне очень нравятся лады jumbo, их размер очень важен для моей музыки.

Я использую звукосниматели DiMarzio - Air Norton и Tone Zone. Я использовал активные звукосниматели на протяжении долгого времени, и когда я переключился обратно на пассивные звукосниматели, я подумал: «И зачем я это делал?». У пассивных звукоснимателей более натуральная атака и более «мясистое» звучание: всё это очень круто сочетается и с моей игрой на чистом звуке и с забористыми гитарными рифами. Мне очень нравятся DiMarzio.

Что касается струн, у меня Jim Dunlop. Когда я играю с Six Feet Under, я ставлю 11-54 – это кастомный сет, который сделали специально для меня. Для джаза я использую 10-46.  

Ты играешь в различных музыкальных жанрах, у тебя есть какие-то отдельные упражнения для каждого из них, или они – общие?

Когда я практикуюсь, я обычно играю базовые вещи – арпеджио, гаммы, трезвучия, аккорды, всё, что может помочь мне поддержать текущие навыки и привнести в музыку какие-то новые вещи. Этим я занимаюсь каждый день.

Движения правой руки в металле – очень агрессивные. Нужна сильная атака, много ударов вниз, много быстрых пассажей. Для этого я работаю над выносливостью: играю под метроном в темпе 70-80 16-е ноты. Я нашёл этот способ в интернете: играешь в течение пяти минут, потом – пятиминутный перерыв, потом увеличиваешь скорость и повторяешь процесс.

Что касается соло, техника схожа в обоих стилях. Для Six Feet Under я до сих пор использую всякие джазовые арпеджио. Я называю их джазовыми, но на самом деле это просто какие-то нетипичные гаммы или необычные аккорды. Основное различие в соло – это вибрато. Я большой фанат Джими Хендрикса и Эрика Клептона – у них лучшие вибрато в истории. Этот момент очень важен для меня. Я не так часто играю вибрато в джазовых партиях, но очень часто играю их в Six Feet Under.

Для джаза я беру последовательность аккордов и просто «пробираюсь» через них, или гоняю арпеджио и гаммы. Ещё я делаю достаточно много аранжировок, мне кажется – это очень важная часть практики. В последнее время играл много Уэса Монтгомери и Майкла Брекера: казалось бы, их музыка не похожа друг на друга, у каждого из них своя техника и уникальные голоса, но если смотреть глубже – их творчество схоже.